Fomens.Ru - Женский онлайн журнал
Самое интересное для девушек.
Здесь есть всё, что Вам нужно знать о моде, стиле, красоте, здоровье, отношениях между мужчинами и женщинами, доме и уюте.

Указ Петра Первого

Дата: ➨ Автор: admin ➨ Рубрика: Психология

329

В Древнем Египте только тот обучался искусству жреца, кто был способен выдержать систему определенных испытаний. Вначале кандидат проходил собеседование, в процессе которого выяснялись его биографические данные, уровень образованности; оценивались также внешность, умение вести беседу. Затем следовали проверки умения трудиться, слушать и молчать, испытания огнем, водой, страхом преодоления мрачных подземелий в полном одиночестве и др. Все эти жестокие испытания дополнялись угрозой смерти для тех, кто не был уверен в том, что сумеет выдержать все тяготы длительного периода образования. Каждому кандидату предлагалось еще раз подумать и, тщательно все взвесив, решить, с какой стороны закрыть за собой дверь храма — с внутренней или внешней.

За 2200 до н. э. в Древнем Китае лица, желавшие занять должность правительственных чиновников, экзаменовались лично императором по шести «искусствам»: музыке, стрельбе из лука, верховой езде, умению писать, считать, знанию ритуалов и церемоний. Система экзаменов была важным средством отбора достаточно способных чиновников для государственной административной службы.

Но прежде всего все государства были заинтересованы в полноценных воинах. На Руси с 1550 г. до начала XVIII в. армия состояла из стрельцов, несших службу, в основном, во дворцовой охране, а также «служивых людей» — бояр и дворян. Последние в периоды войн сами набирали себе ратные ополчения из своих крестьян. На этот период приходятся первые попытки определения годности к военной службе в форме медицинской экспертизы. В историю вошел случай, относящийся к 1537 г. По приказу царя лекарем Фиофилом был освидетельствован князь Андрей Иванович, отказавшийся ехать на службу в Москву под предлогом болезни.

В связи с частыми народными бунтами, возникающими из- за сложной экономической и политической обстановки, в 1649 г. был созван Земский собор, принявший «Соборное уложение», в котором есть раздел «О службе всяких ратных людей Московского государства», где записано: «А будет, которые служилые люди учнут государю бита челом, что им за старостью, или за увечьем, или за болезнию на государеву службу идти не мочно.., и тех челобитчиков на Москве и в городах осматривать».

При Петре Первом в России была создана регулярная армия. В его указе от 20 февраля 1705 г. четко прослеживается стремление при наборе в армию оценивать не только физические, но и психические качества рекрутов. Конечно, в то время выявить психологические особенности человека было куда сложнее, чем определить его физическое состояние. Но тем не менее эта прогрессивная традиция оценивать в совокупности физические и духовные качества человека стала осуществляться врачами в теории и на практике. Так, книга военно-морского врача А. Бахерата, посвященная, в основном, «сохранению здоровья морских служителей», открывалась главой «Об избрании людей», в которой перечислялись психологические требования к матросам.

Если проследить эволюцию изучения соматического и психического здоровья в системе военно-врачебной экспертизы, закрепленную более чем в 50-ти сменяющихся приказах, наставлениях и руководствах, то отчетливо можно увидеть нарастание интереса к диагностике психической деятельности и выявлению способностей. Иллюстрацией может служить книга одного из организаторов русской военной медицины Р. С. Четыр- кина, написанная в 1820 г., в которой врачам указывалось на необходимость не только отбирать рекрутов, но и «распределять их по роду способностей, что в одном и том же полку бывает необходимо. Одно требуется от гренадера или карабинера, другое — от стрелка или егеря, третье — от музыканта и т.д.».

Как только воздушные шары стали применяться для военных целей, на повестку дня встал вопрос о способностях воздухоплавателей. Первый перечень качеств, необходимых для этой профессии, был определен академиком М. А Рыкачевым, в XIX в. совершившим несколько полетов на воздушном шаре. В 1873 г. он писал: «Управление шаром требует тех же качеств, которые необходимы морякам: быстрота соображения, распорядительность, сохранение присутствия духа, осмотрительность, ловкость». Основоположник аэродинамики Н.Е. Жуковский также считал, что далеко не всякий может летать, поскольку здесь от человека требуется очень большое внимание, согласованность движений, находчивость и хладнокровие.

Впервые в мире вопрос о специальном отборе летчиков был поставлен во «Всероссийском аэроклубе» в 1909 г. По заданию В.М. Бехтерева врач В.В. Абрамов стал проводить клиникопсихологические исследования пилотов, осуществляя не только функциональный (исследование психомоторики и др.), но и личностный подход.

Если мы обратимся к истории профотбора по способностям в гражданских профессиях, то увидим, что психолог Г. Мюнстерберг в конце XIX в. по заданию страхового общества США разработал систему отбора вагоновожатых. Страховые компании надеялись с внедрением «психотехники» (термин введен в 1903 г. В. Штерном как синоним «индустриальной психологии») уменьшить расходы по выплате пострадавшим при авариях городского транспорта.

Более широко отбор начал применяться во время первой мировой войны. Так, в Германии в 14-ти лабораториях было обследовано 25 тысяч шоферов. Психологический отбор прошли многие летчики, радиотелеграфисты, артиллерийские наводчики и другие военные специалисты.

О том, как выявлялись летные способности во французской авиации в годы первой мировой войны, рассказывает Мажо Марсель: «Испытание, которому они подвергались по окончании авиационной школы, заключалось в следующем. Молодой летчик, налетавший самостоятельно несколько часов, должен был подняться на две тысячи метров и ввести машину в штопор. Для того, чтобы выйти из штопора, нужен был сложный маневр — особенно сложный для новичка. Если пилоту это удавалось, он попадал в истребительную авиацию. Неудачника отвозили на кладбище. Если же пилот, поднявшись в небо, боялся ввести машину в штопор и спускался в планирующем полете, его назначали в бомбардировочную или разведывательную авиацию».

Напомним, что в начале первой мировой войны летные происшествия и катастрофы, не обусловленные дефектами материальной части и боевыми действиями, достигали 90%. С введением психологического отбора уровень летных происшествий и катастроф, связанных с «человеческим фактором», резко снизился, но оставался достаточно высоким.

В первые годы Советской власти в рамках НОТ началась разработка методов, как тогда говорили, «психотехнического отбора». В 30-е годы психофизиологические лаборатории, занимающиеся этой проблемой, были в армии, на железнодорожном и городском транспорте, на всех больших промышленных предприятиях. Особое внимание уделялось вооруженным силам. «Если мы в морской флот, в специальные технические войска, в авиацию будем давать такой контингент, который по своей физической структуре, по своей психологии непригоден для несения службы в этих родах оружия, то тем самым мы весьма и весьма ударим по их боевой мощи... Это особенно важно для авиации, где для каждого летчика требуется прекрасное зрение, слух и целый ряд других качеств, которые не всегда найдешь», — писал в те годы нарком обороны М.В. Фрунзе.

Однако согласно Постановлению ЦК ВКПБ (б) от 4 июля 1936 г. работа по профориентации в нашей стране на долгие годы была прекращена, чем был нанесен немалый вред отечественной психологической науке, вооруженным силам и народному хозяйству.

Интерес к профотбору в капиталистических странах особенно возрос, когда Вторая мировая война стала осознаваться как неминуемая и нужно было подготовить тысячи летчиков. Отсев по летной неуспеваемости в США перед войной в некоторые годы достигал 87%. В условиях войны в ВВС США было организовано несколько сот отборочных комиссий, в работе которых участвовало более полутора тысяч психологов. Через психологический отбор прошло два миллиона претендентов для поступления в летные училища. Из них к летному обучению было допущено 450 тыс. человек. Это позволило снизить отсев по летной неуспеваемости курсантов до 36%.

Экономический эффект системы отбора очень легко рассчитать. Для того чтобы получить 100 квалифицированных пилотов в условиях, когда психологического отбора не проводилось и отсев в процессе обучения составлял в среднем 75%, нужно было принять для обучения 397 курсантов. Для равнозначного количества пилотов с применением психологического отбора достаточно допустить к обучению 156 человек, предварительно обследовав 1020 претендентов. Проведение исследований составляло 4 долл. США на человека. Таким образом, введение отбора дало большую экономию времени, позволило сократить численность инструкторского состава, снизив затраты на материальную часть, горючее, что особенно важно в условиях войны. Экономия денежных средств составляла почти 1,5 млн. долл. США на каждые 100 человек, успешно закончивших обучение.

В СССР в конце 50-х годов с переходом на реактивную авиацию резко возросли катастрофы и аварии, сопровождавшиеся гибелью летчиков, что послужило причиной введения психологического отбора при поступлении в авиационные училища. Этой проблеме стали уделять особое внимание. Выступая на 1-й научной конференции по военной психологии, профессор К.К. Платонов сказал: «В авиации не все еще согласны с этим положением, но кто даст себе труд поставить перед собой вопрос и вспомнить о числе погибших из-за неразрешенноеTM психологической наукой этого вопроса, тот согласится с тем, что не каждого здорового человека надо учить летать».

Ключевые слова в статье:     Петра Первого      друг      страх      книга      лето      один      читать      способности      работа      пс      5      3      ц      поч      еде      сил      10      мол      мо      спорт      Как      ден      д??г      по?      по      Все      Пос      Посл
Похожие женские статьи:
Новинки этой рубрики:
Может, Вам будет интересно: