Fomens.Ru - Женский онлайн журнал
Самое интересное для девушек.
Здесь есть всё, что Вам нужно знать о моде, стиле, красоте, здоровье, отношениях между мужчинами и женщинами, доме и уюте.

Острые психические реакции при резкой смене обстановки

Дата: ➨ Автор: admin ➨ Рубрика: Психология

326

Реакции выхода наступают сразу после выхода человека из измененных условий существования и по времени длятся от нескольких часов до 2—3-х суток.

Первое, что отмечают спелеологи при выходе из-под земли, — снижение порога чувствительности зрительного и слухового анализаторов. «Когда мы выходили из «Снежной» на поверхность, была безлунная земная ночь, — пишет А. Медведев. — Однако зрение наше стало настолько приспособлено к условиям пещерного мрака, а слух — к безмолвию, что все мы видели вокруг себя так, как если бы над горами Кавказа стоял ясный день. И вокруг мы услышали не ночную тишину, а сотни и тысячи самых разнообразных звуков: криков, шуршаний, шелестов, шепотов... Необычайно обострившиеся зрение и слух на поверхности продолжали функционировать по законам подземной адаптации еще долгие сутки.» Но особенно отчетливо проявляются в этот период сдвиги в эмоциональном состоянии.

В опытах по строгой сенсорной депривации зарубежные исследователи сразу после окончания экспериментов наблюдали у испытуемых появление эйфории, сопровождавшейся выраженным психомоторным возбуждением. Это подтверждалось и исследованиями. Так, один из испытуемых после выхода из камеры в одном из пятен теста Роршаха увидел двух добряков за маленьким столом, которые только что подняли свои стаканы с вином.

После прекращения длительных сурдокамерных экспериментов у испытуемых наблюдалась двигательная гиперактивность, сопровождавшаяся оживленной мимикой и пантомимикой. Многие из них навязчиво стремились вступить в разговор с окружающими. Много шутили и сами смеялись над своими остротами, причем в обстановке, не совсем подходящей для проявления такой веселости; наблюдалась повышенная впечатлительность. Даже через 2—4 дня испытуемые отмечали ряд фактов и мелких деталей, относящихся ко времени их выхода из эксперимента, которые запомнились им до мельчайших подробностей и расценивались как особо приятные, эмоционально ярко окрашенные. Каждое новое впечатление как бы вызывало забывание предшествующего и переключало внимание на новый объект («перескакивающее» внимание). Большинство испытуемых были довольны собой и высоко оценивали проведенный эксперимент, хотя в ряде случаев это была некритическая оценка проделанной работы. Своих ошибок при экспериментальном исследовании в послеизоляционном периоде испытуемые не замечали, а при указании на них реагировали крайне благодушно, хотя и старались, иногда весьма убежденно, представить свою работу в лучшем свете. Состояние повышенного настроения, оживленности продолжалось от нескольких часов до 2 — 3 суток. Как правило, даже в тех случаях, когда испытуемые в связи с измененным суточным режимом не спали в течение ночи перед выходом из сурдокамеры, они не чувствовали усталости в течение всего дня и относительно долго не могли уснуть ночью.

Так, испытуемый Т. после изоляции находился в возбужденном состоянии. Он много говорил на темы, не относящиеся к эксперименту, шутил с обслуживающим персоналом, не сообразуясь с обстановкой и настроением окружающих. Не закончив разговор на одну тему, переключался на другую, увлекаясь поверхностными ассоциациями. Через три часа после выхода из сурдокамеры он выбежал в прилегающий к экспериментальному корпусу парк и стал бегать от одной клумбы с цветами к другой, от дерева к дереву, вслух восхищаясь всем увиденным, не обращая внимания на удивление встречающихся людей. Рассказать связно о проведенном эксперименте он смог только на третий день.

Описанные состояния испытуемых после сурдокамерных экс- . периментов были расценены нами как гипоманиакальный синдром. Относительная редкость описания этого синдрома в литературе по сенсорной депривации объясняется, очевидно, тем, что он трудно диагностируется ввиду отсутствия жалоб и кажущейся «адекватности» данного состояния настроению, связанному с окончанием эксперимента. Четкое выделение данного симптомо- комплекса оказалось возможным только потому, что мы располагали материалами длительного наблюдения за поведением испытуемых (в основном космонавтов) в обычных условиях, а также данными о реакциях в других стрессовых ситуациях.

Психологические наблюдения, свидетельствующие о гипо- маниакальном состоянии, подтверждались также данными экспериментально-психологических и электроэнцефалографических исследований. После окончания эксперимента наблюдался сдвиг спектра частот в сторону возбуждения, тогда как для периода изоляции было характерно преобладание медленных волн. Характерно, что отчетливый сдвиг на ЭЭГ в сторону возбуждения был обнаружен и у тех испытуемых, у которых по внешним признакам гипоманиакальное состояние отмечено не было.

При окончании космических полетов относительно небольшой продолжительности не отмечалось принципиальных различий в состоянии космонавтов с описанными выше эмоциональными состояниями. По возвращении на землю у них наблюдались двигательное возбуждение, гипоманиакальность. Возникновение эмоциональных нарушений при выходе человека из экстремальных условий обусловлено рядом факторов, один из которых — реакция ретикулярной и гипоталамической систем к условиям воздействия обычной афферентации после длительного периода снижения реактивности. Это подтверждается исследованиями Ризена, наблюдавшего у животных (кошки, собаки и обезьяны) по окончании длительных экспериментов со строгой сенсорной депривацией резко выраженное эмоциональное возбуждение, доходящее до судорог. По его мнению, эмоциональные расстройства у животных в период реадаптации являются следствием внезапного интенсивного сенсорного притока раздражителей.

Как уже говорилось, выходу из сурдокамеры предшествует завершающий период эмоционального напряжения со специфической картиной поведения. Конечно, завершающий этап психической напряженности, в котором участвовали в основном лица с сильным типом высшей нервной деятельности, не может рассматриваться как депрессивный период. Но общий фон настроения у испытуемых по отношению ко всему периоду длительной изоляции был явно снижен. Что касается представителей слабого типа, то у них заключительный период напряженности протекал на фоне меланхолии. Такая цикличность в определенной степени моделирует соотношение эмоциональных фаз, свойственных как маниакально-депрессивному психозу, так и вообще циркулярным, периодическим колебаниям настроения. По нашим наблюдениям, более яркие формы послеизоля- ционного гипоманиакального синдрома давали лица возбудимого, безудержного типа, у которых, согласно И.П. Павлову, нет соответствующего умеряющего процесса торможения.

Так, у испытуемого Е. с сильным неуравновешенным типом высшей нервной деятельности после эксперимента наблюдались повышенная двигательная и речевая активность, перескакивание в разговоре с одной мысли на другую. При исследовании внимания методом корректурной пробы он работал вдвое быстрее, чем перед началом опыта, но количество ошибок увеличилось с 6-ти до 38-ми. Окружающие предметы производили на него повышенное эмоциональное впечатление. В отчетном докладе он неоднократно возвращался к ощущениям, полученным от тюльпанов, подаренных ему при выходе из сурдокамеры. Он восторженно восклицал: «Какие прекрасные тюльпаны!», «Я, кажется, никогда так не радовался и никогда не видел таких ярких тюльпанов!» Отчетное сообщение его было эмоционально выраженным, образным, но недостаточно логичным и систематизированным. Период сурдокамерного испытания в его рассказе выглядел веселым и занимательным, хотя на самом деле у него отмечались длительные периоды пониженного настроения.

Рассматривая эксперименты по длительной гиподинамии, мы говорили, что по мере увеличения пребывания в условиях строгого постельного режима у испытуемых снижалось настроение и развивалось эмоционально-волевое истощение, проявляющиеся в слезливости и других эмоциональных реакциях.

В возникновении эйфории и гипоманиакального состояния в период после окончания экспериментов отчетливо виден психофизиологический механизм «разрешения», рассмотренный нами в главе «Эмоциональный стресс». По окончании изоляции вследствие снятия внутренних тормозов благодаря механизму генерализации и последовательного индуцированного возбуждения возникает гипоманиакальное состояние. В наших экспериментах эмоция разрешения совпадала с торжественной обстановкой окончания опыта, которая усиливала эмоциональный подъем. А.Н. Божко так передает свои переживания в этот период: «Радостные лица. Аплодисменты. Все сливается в одно сплошное радостное пятно. Запах цветов пьянит, и кажется, что я покачиваюсь от воздуха, от свободного пространства, цветов и теплоты встречи».

Исследования показывают, что при адаптации к невесомости в центральной нервной системе возникают стереотипы регулирования двигательной активности, перестраиваются тонические и динамические соотношения мышечных функций, кинематика двигательных актов, а нижние конечности выключаются из таких процессов, как поддержание тела в вертикальном положении и ходьба. Последнее относится и к гиподинамии (ограниченность двигательной деятельности) при нахождении в камерах малого объема и при постельном режиме.

Нарушение психомоторики отмечается в первые часы и дни у всех космонавтов по возвращении на Землю. Но особенно наглядно это нарушение проявилось у А. Николаева и В. Севастьянова, которые при полете на транспортном корабле в течение 18-ти суток не имели возможности свободно двигаться.

Усилия космонавтов при пользовании предметами также были неадекватными. В. Севастьянов рассказывает: «Привычным для невесомости минимальным мышечным усилием я снял с головы шлемофон — он выпал у меня из рук. Когда я поднял его, с удивлением обнаружил, что он имеет колоссальный вес. И последующие первые дни пребывания на Земле я часто ронял предметы, когда брал их с меньшими усилиями, чем это требовал вес предмета».

Аналогичные затруднения отмечали в первые дни и другие космонавты. Таким образом, при длительном пребывании в измененных условиях ряд автоматизмов, выработанных в обычной обстановке, забывается. Этап выхода характеризуется ломкой стереотипов, выработанных в измененных условиях, и восстановлением прежних.

Ключевые слова в статье:     психические реакции      мими      реакция      ощущения      друг      лето      один      невесомости      лень      эмоционально      сон      стресс      работа      после      3      еде      чувство      отношения      силь      сильны      сил      сильн      мол      мо      спорт      Как      как по      ден      день      по?      по      чер      Все      Пос      Посл      пор      чит      всег
Похожие женские статьи:
Новинки этой рубрики:
Может, Вам будет интересно: