Fomens.Ru - Женский онлайн журнал
Самое интересное для девушек.
Здесь есть всё, что Вам нужно знать о моде, стиле, красоте, здоровье, отношениях между мужчинами и женщинами, доме и уюте.

Иногда нужно побыть на едине

Дата: ➨ Автор: admin ➨ Рубрика: Психология

323

В условиях постоянной публичности актуализируется потребность в уединении. По данным Ткаченко, 50% членов рядового состава сейнеров, вынужденные жить в кубриках, испытывают потребность побыть наедине с собой. В. Севастьянов пишет, что в космическом полете «наряду с общением человеку необходимо уединение, удовлетворение потребности побыть наедине с собой». Д. Линдсли с соавторами считают обеспечение каждого космонавта индивидуальным отсеком для сна и проведения свободного времени существенным условием успешного выполнения длительных полетов.

Ссылаясь на опыт антарктических групп и другие аналогичные ситуации, они утверждают, что длительное совместное использование одного жилого отсека двумя индивидами чревато опасностью перерастания мелких межличностных столкновений в серьезные конфликты, трудно поддающиеся контролю. По их мнению, «потребность в уединении и одиночестве проявляется даже при кратковременном пребывании в ограниченном пространстве и имеет тенденцию усиливаться со временем».

Исследователь Антарктиды М.К. Могилянцев убежден, что в «замкнутом коллективе оттачивается способность людей понимать эмоциональное состояние друг друга. Казалось бы, хорошо, но это очень опасно — узнавать друг друга до дна в условиях плохой совместимости, ведь на дне можно отыскать слишком многое, чтобы уязвить человека и сильней, и больней. Даже если вы не ищете ссоры, то все равно угадываются те варианты поведения коллеги, от которых вы уже устали. Итак, людей мало — голод по людям, вокруг одни и те же лица, нет никакой возможности не только утолить голод, нет возможности и побыть наедине с собой». О потребности членов экспедиции в уединении у Р. Бэрда находим: «Было у нас несколько человек, которые, невзирая на холод, ежедневно выходили на прогулки. Иногда мы шли группами, но чаще гуляли поодиночке... потому что каждому хотелось побыть наедине с собой.

Чтобы сделать более сносной жизнь семи—десяти человек, живущих в условиях групповой изоляции, М. Маре считает при строительстве помещений для полярных зимовок необходимым предусматривать, «чтобы у каждого члена экспедиции была отдельная, хотя бы маленькая комната. Это условие необходимо для морального здоровья обитателей». Представляет интерес наблюдение К. Борхгревинка, участника экспедиции из десяти человек, впервые в мире проведших зимовку в Антарктиде в 1889—1890 гг.: «Деревянные койки располагались вдоль стен одна над другой. По совету врача койки были забраны переборками, так что нам приходилось влезать в них и вылезать через отверстие, занавешенное куском материи. Доктор считал, что многим полезно и даже необходимо по временам оставаться в одиночестве; правильность этого вскоре подтвердилась... На протяжении антарктической ночи мы так надоели друг другу, что иногда можно было наблюдать следующую картину: кто- нибудь, собираясь вылезти, осторожно поднимает свою занавеску, чтобы убедиться, что в комнате нет чуждого, ненавистного лица. Увидев товарища, который уже выбрался из своей койки... он снова задергивает свою занавеску, как если бы увидел отрубленную голову медузы».

Когда нет возможности осуществлять прогулки, люди стараются изыскать другие способы уединения. Так, в годичном эксперименте в условиях термокамеры испытуемые каждые десять дней менялись спальными полками, расположенными ярусом. Каждый испытуемый ждал с нетерпением своей очереди попасть на верхнюю полку, так как она позволяла максимально изолироваться. При плавании на плоту «Таит-Нуи», рассказывает Бэрн, члены экипажа радовались наступлению ночи, «ибо, когда наступала ночь, мы не видели друг друга».

По убеждению Д. Скотта: «Пустынность в Гренландии имеет мало общего с уединением. Там, на «ледниковом щите у нас было гораздо меньше возможности для уединения, чем в обыденной жизни... Уединение являлось нам лишь в сновидениях или мечтах, либо в несколько иной форме, когда мы писали дневники». В. Севастьянов рассказывал, что в полете он и Климук вели дневниковые записи: «Устраивались кто где и писали. Это необходимое состояние, когда человек уходит от повседневных общих мыслей и забот. Наш опыт, я думаю, говорит о том, что важно уметь на определенный срок уединиться в своих мыслях».

Это подтверждают участники длительных экспериментов в камерах в составе небольших групп. Е. Гавриков (врач): «Чувствую, что дневник становится отрадой, хочется писать. Наверное, действует ограничение общения...» С. Кукишев (врач): «...Гавриков так измучил меня своими охами-вздохами... показной, как мне казалось, флегмой и нарочитой негативностью суждений, что было очень трудно не выдать своего состояния словом, тоном или жестом, поведением, отношением. Выручил дневник. Не будь этого канала, куда выливались бы все переживания дня и момента, одна сорвавшаяся фраза могла бы стать причиной пагубных последствий». По мнению А. Божко, «когда нет возможности «излить душу», дневник становится единственным молчаливым другом и всегда верным союзником...Вот почему день за днем я веду дневник событий нашей жизни. То же делает и Герман и, вероятно, по тем же соображениям».

Специфическим психогенным фактором, действующим в условиях групповой изоляции, является информационная исто- щаемость партнеров по общению.

Ключевые слова в статье:     на едине      друг      видения      лето      один      лень      эмоционально      пс      после      5      ц      поч      поче      почем      почему      голод      еде      конфликт      силь      сил      сильн      мол      мо      ден      день      по?      по      сек      чер
Похожие женские статьи:
Новинки этой рубрики:
Может, Вам будет интересно: