Fomens.Ru - Женский онлайн журнал
Самое интересное для девушек.
Здесь есть всё, что Вам нужно знать о моде, стиле, красоте, здоровье, отношениях между мужчинами и женщинами, доме и уюте.

Бешенство (экспидиция)

Дата: ➨ Автор: admin ➨ Рубрика: Психология

318

История научных экспедиций, плаваний знает немало печальных случаев разобщенности людей, попавших в условия длительной групповой изоляции. В I-й Международный полярной год (1882—1883 гг.) американская экспедиция высадилась на Землю Элсмира (Крайний Север).

В заливе Леди Франклин были построены деревянные домики научной станции «Форт Конжер». В условиях групповой изоляции начались конфликты, склоки. Для наведения порядка начальник экспедиции Грилли прибег к системе суровых наказаний. Однако, даже расстреливая особо «провинившихся», он не сумел справиться с заданием, которое ему было неосмотрительно поручено.

В 1898 г. небольшое судно «Бельжика» из-за сложившейся неблагоприятной ледовой обстановки осталось на зимовку у берегов Антарктиды. Вот как Г. Вилле описывает психологическую атмосферу на судне: «Ночь, которая будет длиться

186 суток, погребла «Бельжику» в безмолвие, во мрак и забвение. Только звезды неутомимо кружат над полюсом. Они не всходят и не заходят. Прекратилась всякая связь с внешним миром, с цивилизацией. Восемнадцать человек, находящихся на борту судна, по мере сил стараются обеспечить терпимые условия для зимовки. Но ничего хорошего у них не получается. В прокопченных каютах, слабо освещенных мерцанием керосиновых ламп, поселились недовольство, подавленность, раздражительность — они лишают людей взаимного доверия, отравляют атмосферу». Один матрос, в состоянии психоза перепрыгнув через борт, убежал в снежную пустыню; второй — чуть не убил топором Р. Амундсена, который был штурманом на этом судне.

В 1912 г. судно «Святая Анна» под командованием Г.Л. Брусилова было унесено в высокие широты Арктики. Одиннадцать человек покинули судно и, возглавляемые штурманом В.И. Альбановым, отправились к Большой земле. Судно с оставшимися людьми исчезло навсегда. Судя по дневнику В.И. Альбанова, он ушел, так как не сошелся характером с командиром. Да и между матросами, покинувшими судно, тоже часто возникали споры и раздоры. «Тяжело, очень тяжело, даже страшно очутиться с такими людьми в тяжелом положении», — записал В.И. Альбанов. Конфликты, сопровождавшиеся агрессией, были одной из основных причин гибели девяти человек из одиннадцати.

25 мая 1928 г. при возвращении с Северного полюса дирижабль «Италия» потерпел катастрофу. Девять человек на дрейфующей льдине разбили лагерь. Руководитель экспедиции генерал У. Нобиле о сложившейся обстановке писал: «Беспрерывно возникали споры, упорство тех, кто предлагал идти, и возражения противников ухода, нетерпение одних и недовольство других — все это создавало в нашем маленьком лагере нервозную обстановку».

Два итальянских офицера Цаппи и Марианно и шведский ученый Мальгрем, оставив в лагере больных людей, решили пешком добраться до Большой земли. В пути Мальгрем отморозил ноги. Офицеры раздели ученого, разделив одежду между собой. Давая показания при расследовании этого позорного случая, Цаппи рассказывал, что они уложили Мальгрема в выко­панную в снегу яму. «Мы перешли потом на более прочную льдину... Мы видели его еще раз. Он стоял, опираясь на глыбу льда, около вырытой для него могилы...».

Моряки с советского ледокола «Красин» обнаружили больного и полураздетого Марианно, который не мог уже передвигаться. Цаппи надел на себя его верхнюю одежду. Из путаных и противоречивых показаний Цаппи следовало, что он готов был бросить и Марианно.

Адмирал У. Нобиле был первым снят шведским самолетом с льдины, что противоречит морским законам. Начальником группы был назначен Вильери. Участник экспедиции чешский ученый Ф. Бегоунек пишет, что у Вильери «был высокомерный тон, как всегда при разговоре со мной. Меня раздражал этот тон, который, по-видимому, и был причиной того, что мы с Вильери не находили общего языка». И в другом месте: «Самым неуравновешенным был Вильери, хотя именно он должен был как начальник группы быть наиболее выдержанным и служить примером для других... Его раздражительность проявлялась особенно резко при общении с обоими иностранцами. Я избегал попадаться ему на глаза и разговаривал с ним лишь в неизбежных случаях».

Социально-психологическими исследованиями как советских, так и зарубежных психологов и врачей убедительно доказано, что с увеличением времени пребывания полярников на антарктических станциях вначале появляется напряженность во взаимоотношениях, а затем и конфликты, которые за шесть- семь месяцев зимовки перерастают в открытую враждебность между отдельными членами экспедиции. К концу зимовки количество «изолированных» и «отвергаемых» членами группы значительно увеличивается.

Комплексное медико-психологическое обследование 13 гидрометеорологических станций за Полярным кругом, проведенное И.К. Келейниковым, показало, что у всех без исключения сотрудников имелись нарушения во взаимоотношениях, приводящие к конфликтам и появлению «отверженных». Для иллюстрации приведем психологический «портрет» одного из них.

В течение последних 20 лет В. (ему 45) работает в экспедиционных условиях. За эти годы сменил 13 мест работы. Был женат, разошелся 10 лет назад. Имеет двух детей, с которыми связи не поддерживает. Отмечает, что за последние годы стал обидчив, не находит общего языка с людьми, чувствует одиночество. В беседе со слезами на глазах рассказывает о натянутых отношениях с сослуживцами. Постоянно пытается создать впечатление начитанного и воспитанного человека, хотя его литературные познания отрывочны. Внешне выглядит неряшливо; в его комнате также очень неряшливо, грязно. При социальнопсихологическом исследовании было выяснено, что в группе он «отвержен».

Чаще всего среди характерологических отклонений отвергаемых группой обнаруживались малая активность, снижение настроения, подозрительность, настороженность, неспособность делать правильные выводы из ситуации, замкнутость и эгоцентризм. Так называемый «профиль личности» у этой группы лиц, полученный с помощью тестов MMPI и Кеттела, доходит до психопатологического.

И.А. Рябинин и другие, проводившие исследования на полярных и высокогорных гидрометеорологических станциях, на которых живут по четыре — семь человек, отмечают, что больше всего огорчают зимовщиков конфликты. Полярники говорят в один голос: «Избавьте нас от конфликтов, все остальное придет само». Авторы приводят случаи, когда из-за конфликтности приходится в условиях полярной ночи снимать со станции неуживчивых людей. В условиях групповой изоляции на гидрометеорологических станциях имеют место случаи, когда конфликты завершаются убийством или самоубийством.

«Отверженные» встречаются также и в составе антарктических экспедиций. В своей «Ледовой книге» Ю. Смуул приводит описание типов таких людей. На одной из американских антарктических станций, по свидетельству Г.С. Муллина, четыре человека отличались ленью, склонностью к спорам, не желали подчиняться приказам, обладали известной чувствительностью и резкостью при существующих в действительности или воображаемых обидах. Они в основном и создавали нервозную обстановку во всем коллективе.

В 1975 г. на орбите Земли из состыковавшихся кораблей «Союз» (экипаж А. Леонов и В. Кубасов) и «Аполлон» (Т. Стаффорд, В. Бранд и Д. Слейтон) была создана интернациональная лаборатория — прообраз будущих международных орбитальных станций. Директор НАСА Дж. Флетчер, посетивший Центр подготовки космонавтов им. Ю. Гагарина в 1974 г., назвал международное сотрудничество «единственным реальным средством реализации таких грандиозных замыслов, как создание крупной станции на околоземной орбите, научной базы на Луне и экспедиции на Марс».

В настоящее время развернулось международное сотрудничество в освоении космического пространства. На станции «Мир» работало достаточно много космонавтов из разных стран мира, но их пребывание в космосе было относительно коротким. Но тем не менее в одном из интернациональных полетов имел место конфликт с агрессивным действием между командиром В. Циблиевым и американским астронавтом Дж. Линеджером, который стал достоянием не только руководи к и и imi, том, но и прессы. Примеров конфликтности в условиях фуммо вой изоляции достаточно много.

Советский полярник Е.К. Федоров пишет, что «в маленьких коллективах складываются своеобразные отношения. Пустяки вая причина — может быть, манера разговаривать или смеяться одного — способна иной раз вызвать нарастающее раздражение другого и привести к раздору и ссоре». Конфликтность, агрессивность, возникающие, казалось бы, без видимых причин, Р. Амундсен назвал «экспедиционным бешенством» («Болезнь, о которой ни слова не говорится в медицинских справочниках»), а Т. Хейердал — «острым экспедиционитом»: «Это психологическое состояние, когда самый покладистый человек брюзжит, сердится, злится, наконец, приходит в ярость, потому что его поле зрения постоянно сужается настолько, что он видит лишь недостатки своих товарищей, а их достоинства уже не воспринимаются». Характерно, что именно страх перед «экспедиционным бешенством» побудил Р. Бэрда включить в список вещей для своей первой экспедиции в Антарктику 12 смирительных рубах.

Если мы возвратимся к истории формирования экспедиций, в которых сложился неблагоприятный психологический климат, то всюду обнаружим, что отбор членов экспедиции всякий раз проводился недостаточно продуманно.

Начальником экспедиции I-го Международного полярного года назначили не имеющего представления об Арктике лейтенанта кавалерии Грили, которого не интересовала научная работа. Вдобавок неопытный руководитель получил в свое подчинение не исследователей-полярников или моряков, а солдат- пехотинцев. О взаимоотношениях на станции «Форт Конжер» А. и Ч. Циткевич рассказывают: «Видя, что люди все больше впадают в отчаяние, Грили ввел строгий распорядок и железную дисциплину. Но это был наихудший метод. Рассорившись в первые же месяцы зимовки со своим заместителем, он перестал с ним разговаривать, ограничиваясь отдачей письменных приказов. Он выделял одних, высказывал пренебрежение к другим, не пытаясь прекращать склоки, возникающие из-за пустяков. Ни в чем не провинившиеся солдаты не знали, ради чего они так мучаются, ради чего проводят все эти измерения и наблюдения. Грили не потрудился им объяснить, что их экспедиция выполняет работу по программе Международного полярного года... Вместо того чтобы поддерживать сломленных духом, отнестись к ним по-дружески, занять какой-нибудь работой, создать атмосферу взаимопонимания и сообща преодолевать трудности, он прибег к системе все более и более суровых наказаний. Любая мелочь разрасталась теперь до невероятных размеров, выводила людей из равновесия, раздражала их. Каждое обращение полярников друг к другу звучало неприязненно, а молчание было необыкновенно тягостным...».

При подготовке к плаванию в Антарктиду судна «Бельжика» начальник экспедиции Жерлаш де Гомери поручил сформировать экипаж вербовщику, который набрал разношерстную толпу искателей приключений. На вопрос в анкете «Опыт плавания во льдах» у всех значилось: «Новичок».

Когда «Бельжика» оказалась в ледовом плену, Жерлаш потерял ко всему интерес, заперся в своей каюте. Он все чаще впадал в продолжительное забытье и уже не мог, а может быть, и не хотел выйти из этого состояния. Судьба обошлась с ним жестоко. Вместо того чтобы в салонах Антверпена и Брюсселя пожинать славу полярника-первооткрывателя, он сидел в ледовой ловушке, среди полярной ночи, на краю света. Его раздражало собственное бессилие, а апатия команды выводила из себя. Он все перепоручил Р. Амундсену.

Оценивая экипаж дирижабля «Италия», У. Нобиле писал:

«Укомплектовав экипаж, полного удовлетворения я, однако, не испытывал. Дело в том, что группа, которой предстояло помогать мне в рубке управления, была далеко не так однородна, как на дирижабле «Норвегия». Результаты такой неоднородности не замедлили сказаться». По-видимому, недостаток организаторских способностей у У. Нобиле в критической ситуации не позволил предотвратить раскол в лагере «Красная палатка».

Упоминавшийся инцидент в космосе, как мы сказали, не стал неожиданностью. Так, в частности, врачи-психологи Центра возражали о включении в экипаж для работы на орбитальной станции «Мир» астронавта Дж. Линеджера. У честолюбивого, много работающего, но капризного и вспыльчивого американца не было друзей ни на Земле, ни в космосе. «Таких, как Линенджер, не берут в космонавты», — сказала Елена Кондакова сразу после полета на «шаттле» «Атлантис», в экипаж которого также входил Дж. Линеджер. Американские медики настаивали, о чем вскоре пожалели.

Инцидент произошел в ситуации, когда вышли из строя воздушные фильтры и система охлаждения в модуле «Квант». Российские космонавты В. Циблиев и А. Лазуткин в духоте и жаре, не считаясь со сном, искали трещины в трубах. На еду не оставалось времени, решено было до поры отменить тренировки на тренажерах, чтобы не повышать тем самым содержание углекислого газа в атмосфере станции.

Дж. Линеджер как ни в чем не бывало рано ложился спать, не пропускал обедов и ужинов и, несмотря на возражения русских, по-прежнему топал на бегущей дорожке. Он отказывался заниматься уборкой станции и сдавать кровь на анализы. А главное — вел себя так, словно на «Мире» нет никакой аварийной ситуации, и проводил все время за экспериментами, в которых был заинтересован. Американцы дают указание

Дж. Линеджеру: «Отложить часть научной работы и помочь русским с разгрузкой «Прогресса». Приказ приводит астронавта в ярость. Во время выхода в открытый космос, Джерри охватил панический ужас. В какой-то момент В. Циблиев не выдержал его истерических реакций и пустил в ход кулак. От синяка под глазом Джерри спас шлем.

Пробыв на орбите три месяца, он отказался общаться по радио с представителями НАСА. Директор американский программы Ф. Кальбертсон попытался уговорить Джерри. Тот выдал длинную тираду, состоящую из сплошных жалоб. «Я никогда не слышал ничего подобного, — сказал один из медиков

НАСА. — Еще немного и я бы попросил забрать его оттуда». Срывающийся на крик голос Джерри в центре управления вызвал подозрения о развивающейся паранойе.

На «Мире» Джерри понял, что космос не для него и после полета уволился из НАСА, а теперь намерен баллотироваться в конгресс.

Отбор специалистов для работы на гидрометеорологических станциях в полярных и высокогорных районах еще не поставлен на достаточно научную основу. Основной мотив, определяющий решение завербоваться в полярные экспедиции, по данным И.Ф. Рябинина с соавторами, — романтико-познавательный (40%). «Конечно, — пишет И.Ф. Рябинин, — это люди высоконравственные, к тому же с хорошо развитым воображением. Но, к сожалению, на зимовки их часто приводит лишь литературные мотивы, не свои». 20% зимовщиков в качестве мотива называют желание в корне изменить свою жизнь: уйти от семейной драмы, покончить с дурными привычками, приобрести уверенность в себе. Однако, если их надежды на изменение образа жизни не оправдываются, то от них можно ожидать черствости, мнительности, замкнутости и эгоизма. Остальные называют материальный и другие мотивы.

Таким образом, при организации экспедиций зачастую отсутствовал тщательный отбор. В тех случаях, где руководители придавали большое значение психологическому отбору, экспедиции проходили, как правило, успешно. Так, например, Р. Скотт подготовку к своей первой экспедиции в Антарктиду начал с того, что в 1900 г. отправился за советом к известному исследователю Арктики Ф. Нансену. Ядро экспедиции было решено создать из опытных моряков, вокруг которых сплотился весь состав экспедиции. В экспедицию вошел лейтенант

Ч. Ройдс, проведший три зимовки на Земле Франца-Иосифа. Готовясь к своей первой экспедиции, Р. Бэрд посетил Р. Амундсена, который посоветовал ему проявить крайнюю осторожность в выборе людей. Об отборе людей в состав второй экспедиции Р. Бэрд пишет следующее: «Лучше, чем я, убийственная ежедневная работа в период подготовки к экспедиции выделила наиболее достойных. На остальные, немногочисленные места я попытался тщательно отобрать людей, принимая во внимание выносливость человека (в полярной экспедиции выносливость — одно из самых ценных качеств), его заслуги перед экспедицией, его характер и насколько тот или иной человек подходил под общий психологический тон экспедиции».

Судя по дневниковым записям И.Д. Папанина, состав экспедиции «Северный полюс» также был тщательно подобран. Он пишет: «Гидробиолог Петр Ширшов и магнитолог-астроном Евгений Федоров были мне известны как люди трудолюбивые, талантливые, смелые, упорные, прекрасно знающие условия Арктики... Они принимали участие в северных походах, в работах полярных станций... Мы проработали с Федоровым в 1932—33 гг. на Земле Франца-Иосифа в бухте Тихой.., а в 1934 г. вместе уехали на мыс Челюскина... Не меньше знал я Эрнста Кренкеля — неутомимого радиста, прославившегося на весь мир во время походов в Центральном полярном бассейне и в работах на полярных научно-исследовательских станциях...».

Таким образом, для обеспечения нормальных взаимоотношений между членами в изолированных группах необходимо тщательнейшим образом подбирать людей. Такую точку зрения разделяют многие специалисты в области экстремальной психологии. Это подтверждают и участники экспедиций и длительных экспериментов по групповой изоляции.

Ключевые слова в статье:     Бешенство      одиночество      друг      страх      взаимопонимания      лето      один      помочь      лень      общении      Конфликты      напряженность      сон      порядок      поход      работа      пс      после      5      3      ц      еде      конфликт      жена      отношения      сил      10      мол      мо      тренировки      упра      уверенность в себе      ден      д??г      по?      по      чер      маг      а      Пос      како      какой      пор      порн      чит      чита      люб
Похожие женские статьи:
Новинки этой рубрики:
Может, Вам будет интересно: